schiffer
Who you gonna call?
Фэндом: Bleach
Название: Игры детства [драббл? why then do my drabbles *end up* being three pages long? T____T]
Паринг: Гриммджо/Улькиорра
Рейтинг:Аффтар педофил, NC-17, PWP (Plot? What Plot?) (по-моему, это никого сдерживать не будет, нэ-э?)
Предупреждения: Я предупреждал, что ужасно и полный AU? Нет? Уже предупредил. и еще, возможна некоторая ругательная лексика. так что не жалуйтесь. О. И это еще отвратительно и бесстыдно. Мне… мне аж самому стыдно. *накрасился, чтобы изобразить румянец*
Состояние: В глубокой незаконченности.

Гриммджо Джаггерджеку никогда не нравилось, как Айзен-сама относится к Улькиорре, как слишком ласково на него смотрел, что-то постоянно приносил. Гриммджо часто дрался со своим «братом». За это доставалось, но не сильно. Зато было обидно смотреть, как Айзен-сама протягивает насупившемуся Улькиорре очередную сладость. Но Гриммджо замечал за собой, что ему нравится разглядывать Улькиорру. Касаться осколка его маски и в драке расстегивать фрак, чтобы коснуться белой кожи. Улькиорра в такие моменты терялся и пропускал по нескольку ударов, из-за чего вечно проигрывал.
Когда остальные арранкары играли, Улькиорра обычно сидел в углу и молча смотрел на них. Гриммджо это бесило, так как ему казалось, что Улькиорра смотрит исключительно на него. Это обычно и являлось поводом многочисленных драк.
И Гриммджо снова и снова дрался, чтобы понять, что в этом Улькиорре… такого заманчивого, такого интересного, что к нему все тянуться. Но зеленые глаза «братишки» ничего ему не объясняли. Уже долгое время Гриммджо не видел в них ни одной эмоции, только тоску. И это бесило больше всего.
Улли был красив – в этом Гриммджо не сомневался. Несовершенных Айзен-сама бы ни за что не стал бы создавать. Десять самых лучших. Пару раз Гриммджо, выходя из их игровой (и одновременно учебной) комнаты, видел странного человека в белой одежде. Айзен-сама разговаривал с ним. И однажды этот человек повернулся посмотреть на маленького арранкара.
Человек… улыбался. Гриммджо почувствовал странную слабость в ногах. Улыбка была ненастоящей… улыбка заставляла чувствовать страх… Он и не заметил, как человек оказался рядом и присел около него, положив руку на плечо.
- М-м. Какая прелесть, Айзен…
Гриммджо поднял голову и испуганно сглотнул.
- Я возьму тебя, как только подрастешь… - человек склонил голову, не прекращая улыбаться. – Так что постарайся вырасти быстрее…
И он резко встал.
С того дня Гриммджо Джаггерджек перестал драться с Улькиоррой. Не то, чтобы это огорчало обоих, но Гриммджо самодовольно заметил, что Улькиорра часто обращается к нему. По мелочам, но это льстило самолюбию.
Когда не было занятий или надоедали игры, маленькие арранкары разбивались на пары и ходили по замку. Гриммджо неизменно оказывался в паре с Улькиоррой. С Улькиоррой было невозможно заблудиться. Весь путь он записывал на глаз, и они всегда успевали прийти вовремя, и им никогда не попадало от Айзена за прогулки по замку.

Когда был отдых, арранкары устраивали бои подушками. Об этом где-то узнал Ямми и это стало традицией отхода ко сну. Больше всех и всегда веселился Гриммджо, но в последнее время он не мог играть. Он лежал и даже не отвечал на призывы пойти подраться.
Наконец, все угомонились. Айзен-сама пожелал спокойного сна и прикрыл тяжелую дверь. Арранкары немного поговорили, обсудив планы на ближайшее время, и уснули.
Гриммджо почувствовал легкий щелчок пальцами по своей маски, резко обернулся и увидел горящие зеленые глаза. Слишком близко.
- У… Улькиорра! – гневно прошептал Гриммджо.
- Заткнись. Ты видел его, да? – Улькиорра сел рядом и наклонился над «братом».
- Кого его? – у Гриммджо что-то ухнуло внутри… неужели этот ублюдок тоже… с тем человеком?! Гриммджо сжал кулак и без предупреждения резко ударил Улькиорру в грудь.
Младший арранкар вскрикнул и согнулся от боли.
- Идиот… - выговорил он, переведя дыхание. – Меня уже… взял… Айзен-сама… а того, кто возьмет тебя… зовут… а… - Улькиорра вздрогнул от очередного удара – уже по спине. – И… Ичимару Гин!
Гриммджо замер. Прокатил имя по языку.
- Как ты сказал? – переспросил он, переворачивая Улькиорру на спину.
- Ичимару Гин. Ичимару-сама…
- Ты… видел его?! – у Гриммджо перехватило дыхание от воспоминания улыбки… Ичимару.
- Конечно, видел, - презрительно сказал Улькиорра. В тоскливых зеленых глазах на мгновение засияла усмешка. – И ты даже не знаешь, что они делают вместе… с Айзен-са… с Айзеном… с Соуске.
Это был высший грех – говорить о Нем вот так. Просто имя. Так умел только Улькиорра.
Гриммджо вспотел.
Когда-то давно Ямми притащил книгу. В ней было много рисунков и очень мало текста. Рисунки Гриммджо запомнил все. Читать из них из всех умел только Улькиорра. Он читал вслух, пока не пришел разгневанный Айзен, не отобрал книгу и не забрал Ямми и Улькиорру с собой. Ямми вернулся зареванный, его вел за руку Улькиорра. Гриммджо еще помнил, что те кривились, когда приходилось садиться…
- Г… говори, что! Быстро! – прошипел Гриммджо, хватая Улькиорру за плечо и притягивая к себе.
Кто-то из их братьев проснулся.
- Эй, а эти не спят… - заорал он и метнул в них подушку.
Подушка врезалась Улькиорре в голову и тот, потирая осколок маски, переполз обратно к себе. Гриммджо схватил подушку и метнул ее обратно. Щеки горели. Он представил себе Айзена… вытворяющего вещи из книги с Гином… Или… даже наоборот… Он уткнулся в подушку и закрыл уши ладошками.
Когда подушки перестали летать, Гриммджо сел на кровати и сам перебрался к Улькиорре. Тот не спал. Наткнувшись на взгляд зеленых глаз, Гриммджо Джаггерджек нахмурился и резко толкнул Улькиорру, переворачивая на спину и садясь сверху. Зрачки зеленых глаз расширились, Улькиорра забарахтался под Гриммджо. Тот почувствовал неясное ноющее ощущение внизу живота. В голове – какой-то туман. Гриммджо наклонился над скривившимся «братом» и лизнул в щеку. Незнакомый вкус чужой кожи. Одной рукой Гриммджо сжал запястья тонких бледных рук, а второй скользнул под одежду Улькиорры.
Улькиорра забарахтался еще сильнее, попытался что-то сказать, но Гриммджо, повинуясь чему-то непонятному, накрыл его губы своими губами. Поцелуй получился неумелый, зато Улькиорра умолк и почти перестал вырываться. Гриммджо резко, одним движением, стянул с младшего арранкара одежду. В зеленых глазах мелькнул испуг, Улькиорра попытался прикрыться одеялом, но Гриммджо откинул его подальше.
- Нет… ты… сначала… расскажешь мне, что они… делают… - хрипло прошептал Гриммджо, разглядывая совершенное тело.
Улькиорра отвернулся и попытался притянуть к себе подушку, Гриммджо тихо зарычал и встряхнул Улькиорру за плечи, после чего, нехорошо улыбаясь, шире раздвинул его ноги, сел между них, не давая даже отодвинуться или свести их вместе.
Улькиорра сглотнул. Что этот придурок собрался делать?! Он только пошутил, что знает, чем они занимаются! Он не видел… на самом деле…
- Подожди, Гриммджо… подожди! – Улькиорра попытался отползти вверх, но Гриммджо снова наклонился над ним и поцеловал – уже более активнее и вовсе не переживая, что Улькиорре это может не нравится.
Ладонь Гриммджо коснулась члена Улькиорры. Меньше, чем у него… но от этого опять появилось ноющее чувство где-то внутри. Улькиорра тихо захныкал, Гриммджо скользнул кончиками пальцев по его груди, по краю дыры, чем вызвал стон младшего «братишки».
- Это… так приятно… да, Улли? – проговорил Джаггерджек, закусывая губу и продолжая поглаживать уже почти вставший член младшего арранкара.
Ответом был судорожный вдох.
Гриммджо плотоядно улыбнулся.
- Значит… все-таки… приятно… - тяжело дыша пробормотал он, сосредоточившись на своих ощущениях.
Когда тонкие сильные пальцы скользнули от яичек к его входу, Улькиорра резко вскинулся, чуть отполз вверх, но Гриммджо зло посмотрел на него и с силой потянул на себя, заставляя сесть. Одна рука все еще крепко держала младшего за запястья.
Улькиорра слегка повернул голову, слегка скривился. Щеки пылали.
- Гримм… джо… - прошептал он, слегка извиваясь от сладкого чувства, которое рождали в нем пальцы старшего «брата». Один из пальцев скользнул внутрь его тела, совсем немного, как будто пробуя – как это?
Гриммджо закусил губу. Прядь волос прилипла ко лбу. Он изнывал от непонятного чувства и понимал, что от него же изнывает и Улькиорра. Тело требовало исхода, и он, впрочем, не заставил себя ждать.
Гриммджо почувствовал, как на его ладонь вылилось что-то теплое… одновременно с этим Улькиорра выгнулся и что-то простонал, запрокидывая голову. А через секунду сам Гриммджо согнулся пополам, почти теряя сознание от нахлынувшего удовольствия… будто что-то взорвалось в нем, и он, с трудом ловя воздух ртом, упал на притихшего «братишку».
- Менос тебя побери… - прошептал через некоторое время Гриммджо, привставая на локтях и вглядываясь в уснувшего Улькиорру.
Глаза слипались, старший арранкар осторожно провел ладошкой по мокрым простыням, поднял с пола одежду Улькиорры, его одеяло и подушку; осторожно, пытаясь не разбудить его, подпихнул подушку под всклокоченную черную голову, одежду под одеяло, а одеяло – на Улькиорру.
Он еле дополз до своей кровати. У него хватило сил натянуть свое одеяло на пылающее тело и бессильно раствориться в прохладных простынях.

Когда Гриммджо проснулся и протер глаза, первое, что он увидел – была пустая кровать Улькиорры…

@темы: Bleach, fun_fic