10:49 

Being Human, фанфик. 3110 слов.

schiffer
Who you gonna call?
Фандом: Being Human
Паринг: Митчелл/Джордж
Рейтинг: NC-17 (english) R (русский)
Предупреждения: NC-17 is written in englsih actually. AU - совмещены пилотка и основной канон.
Комментарии: Написано для Валтанра.




People like me can recognize people like you. It’s complicated.
Mitchell.

They were just two souls, united by fear and solitude, lost in the dark. Fate pushed them together. And now they were gonna find out why.
Narrator.

It’s a family thing.
George.



Митчелл, в общем-то, хотел уйти – смотреть на окровавленное лицо нелепого лопоухого оборотня было неприятно. Потому что эта кровь не вызывала радостного воодушевления: только отвращение и жалость – чувство, от которого он, казалось, избавился. В голубых глазах плескалось отчаяние и ненависть,от оборотня исходил волнами гнев и страх – Митчелл остро чувствовал оттенки эмоций и со вздохом обернулся.
- И они хотят убить меня? И поэтому мне снова нужно.. уходить? А что потом?

«Как там твой пёсик, Митчелл?»
За эти слова Херрику хотелось врезать, но Митчелл каждый раз сдерживался. «Пёсик» оказался вполне себе опасным животным, это выяснилось накануне полнолуния, когда Джордж ни с того ни с сего огрызнулся на мирную шутку Митчелла и одним ударом сломал полку, на которой хранились полотенца и простыни и чуть не отвесил самому Митчеллу оплеуху. Потом он долго извинялся и краснел, что очень позабавило вампира. Но отделаться от ощущения, что он завел себе домашнее животное, так и не смог: потому что первоначальные отношения были похожи на дрессировку и приручение. Джордж отскакивал от прикосновений, путался и заикался, стоило только пошутить с намеком. А еще очень забавно повышал голос и звучал совсем как девчонка.
Первый раз Митчелл увидел Джорджа обнаженным перед полнолунием – когда предложил отвезти того до заброшенного бункера, в котором оборотень обычно пережидал трансформацию. Джордж торопливо запихивал одежду в сумку и одевался в потрепанный тренировочный костюм. На груди болталось что-то похожее на медальон. Митчелл нахмурился и, прижав гневно рычащего Джорджа к стене, в деталях разглядел цепочку и висевшую на ней, как при более близком осмотре оказалось, звезду Давида. Отпустив Джорджа и позволив ему собираться дальше, Митчелл наклонил голову набок и улыбнулся.
- Ты еврей?
Оборотень не ответил, только что-то пробурчал.
- И тебе делали обрезание?
Прекрасный вопрос, в точку. Митчелл был вознагражден самым жутким взглядом и самым красным цветом лица, на который был способен Джордж.
- О, мне просто интересно! – попытался оправдаться вампир, сдерживая смех, когда его затылок со всей силы соприкоснулся со стеной. Несколько раз. – Джордж! Я.. ха..
Оборотень вздрогнул и отпустил его, снова отчаянно краснея и отворачиваясь. Митчелл положил руку ему на плечо.
- Можешь дать ее мне, - он показал на звезду через его плечо. - Потеряешь ведь.
Джордж послушно снял с себя цепочку и дрожащей рукой опустил звезду на протянутую ладонь Митчелла, ожидая шипения кожи и жутких ожогов, но Митчелл подхватил звезду, улыбнулся и, легонько подкинув ее, спрятал в кармане. Он и сам внутренне напрягся, ожидая боли, но священный знак не причинил ему вреда. Митчелл обещал себе подумать об этом. Потом.
Он остался за дверью, чтобы была возможность посмотреть трансформацию – сквозь глазок - и мгновенно отвернулся и как следует врезался затылком в стену после того, как услышал животный крик – полный боли и отчаяния. Он смог заглянуть в бункер еще раз только тогда, когда оттуда стало доноситься только рычание. Он лязгнул замком и через секунду стоял лицом к.. морде невероятно огромного волка. Митчелл чудом успел метнуться обратно за дверь и закрыть ее перед носом у животного, когда по двери ударили огромными когтями, и он скривился от звука. Он оставил термос с горячим чаем и сумку с одеждой у двери и ушел, когда за стеной все стихло.
Джордж вернулся домой под утро, хмурый и недовольный.
- Поглядел на рождение котят? – мрачно бросил он вместо приветствия, собрался на работу и молча ушел.
Митчелл развел руками и поспешил за ним, не решаясь объясняться. Но на работе и после Джордж вел себя как обычно, хотя это стоило ему немалых трудов. Вампир оценил усилия оборотня, не напоминая о произошедшем, играя в предложенную игру и по-прежнему позволяя себе неожиданные прикосновения и одаривая красневшего оборотня издевательскими взглядами. Его даже заводил этот слегка истерический голос Джорджа, когда тот возмущался какими-то его действиями. И он знал, что однажды взяв под опеку человека или любое другое существо, он заявил на него свои права и что никто больше не может на него претендовать. Но все-таки Митчелл вовсе не собирался относиться к оборотню как к домашнему животному и всячески показывал ему, что у них демократия, и если тот хочет голубой коврик, он может смело покупать именно голубой, а не полосатый, как хочет сам Митчелл.

Они никогда не говорили о прошлом друг друга. Не то чтобы тема была запрещенная, но Митчелл не слишком хотел знать, как Джордж умудрился получить свое проклятие, а рассказывать, как смерть улыбнулась ему, прежде чем поглотить его и подарить вечную жизнь, было бы слишком большим откровением. И он не был уверен, что Джордж готов это услышать. Как и не был готов услышать о том, что Херрик вытворял с ним.
Новый дом и правда оказался удобным и подходящим. Митчелл снисходительно отнесся к желанию Джорджа привести его в порядок. Но согласился слегка помочь, хотя его помощь можно было бы с успехом назвать бездельем. Джордж пытался создать уют как мог. Или хотя бы иллюзию уюта.
Митчелл не мог сказать, что испытывал влечение к любому более или менее привлекательному существу, но Джордж был именно тем, к кому Митчелла тянуло как магнитом. Он заигрывал с ним, заставляя вздрагивать и поддаваться на шутки и едкие замечания. И это приводило его в восторг. Оборотень, казалось, вовсе этого не замечал: послушно таскал пакеты из магазинов, вздрагивал, когда Митчелл поддерживал его на стуле, вкручивая лампочку, прятал взгляд, передавая чашку с чаем и ненароком задевая холодные пальцы вампира.

Диван был мечтой идиота. И этим идиотом, как выяснилось, был Митчелл. Потому что в тот момент, когда они оба устроились на нем, чтобы посмотреть вечернее шоу, он понял, что, во-первых, больше не хочет слышать Херрика с его абсолютно мерзкими идеями по завоеванию человечества, и, во-вторых, он не хочет отпускать от себя Джорджа. Никогда. Что было абсолютно реально.
Митчелл осторожно посмотрел на него, потягивающего свежевыжатый сок. Оборотень не подозревал ни о его мыслях, ни о его намерениях: преспокойно пялился в телевизор, расслабленно улыбался, когда ведущий программы шутил, и пребывал в полной гармонии с собой и окружающим миром. Митчелл со вздохом вспомнил, что кровь оборотней – это совершенно не кровь людей, а Джордж к тому же.. самец. Но отказывать самому себе не хотелось, тем более, что момент был невероятно подходящим. Да и сосредоточиться на шоу не получалось. Вампир повозился на диване, и дело закончилось тем, что он устроился головой на груди Джорджа. Тот только сок отставил в сторону и сел чуть повыше, чтобы следить за происходящим на экране.
- Так тебе делали обрезание? – совершенно будничным голосом осведомился Митчелл, будто возобновляя прежний разговор, и внутренне напрягся, готовясь к любой реакции оборотня.
Джордж вздохнул. У него, наверное, покраснели даже уши.
- Да, делали, - нехотя сказал он. - Доволен?
Митчелл пожалел, что не видит выражение его лица и мгновенно перевернулся, вжимая оборотня в диван, заставляя съехать в горизонтальную плоскость и внимательно вглядываясь в голубые глаза.
- Пока что нет. Я проверю, говоришь ли ты правду, - Митчелл просунул руку между их телами и положил ладонь на пах Джорджа, сжимая и поглаживая.
Джордж дернулся и попытался спихнуть вампира с себя, но это было бесполезно: после полнолуния он был ослаблен и у него получилось только протестующее выгнуться, когда ширинка оказалась расстегнута и пальцы Митчелла скользнули под резинку трусов.
- Ты кучу раз видел меня голым, - пробормотал Джордж, тяжело дыша и пытаясь не думать о том, что происходящее просто пугает его, а не вызывает отвращение, как должно. Волк внутри него не сопротивлялся, и это все усложняло, волк каким-то непостижимым образом не хотел убивать Митчелла немедленно, покорялся ему и позволял вытворять с телом Джорджа все, что было угодно вампиру.
- Я не разглядывал тебя столь.. тщательно, - Митчелл сам удивился своему глухому голосу, удивился тому, что Джордж не сопротивляется, только настороженно напряжен. И Митчелл вдохнул полной грудью запах оборотня, от Джорджа не пахло животным, как вампир всегда думал, Джордж пах хвойным лесом, ягодами и травами, чем-то невероятно диким и свободным, и Митчелл невольно восхитился, поскольку ощущение свободы не было доступно ему в полном смысле этого слова. Он рывком заставил Джорджа сесть и сполз на колени перед ним, мысленно усмехаясь, представляя, что бы мог сказать Херрек или его приятели, узнав, что он сейчас вытворяет.
Джордж успел только ошарашено вдохнуть и выдохнуть, прежде чем ему первый раз в жизни сделали минет.
Глотать Митчеллу не слишком хотелось, поэтому, почувствовав, что Джордж долго не продержится, он отстранился и накрыл его член рукой, продолжая двигать ей в том же ритме, что и только что - ртом. Джордж кончил с коротким гортанным рыком – нечеловеческим, и это только сильнее возбудило вампира, он вытер ладонь о диван и, пытаясь унять дрожь, приподнялся, опираясь о колени Джорджа. Тот выглядел еще более забавно, чем обычно: лихорадочный блеск в глазах, приоткрытый рот и легкий румянец. И прежде чем Митчелл успел что-либо сказать, Джордж неуклюже поцеловал его, одной рукой путаясь в его волосах, прижимая к себе, а второй – рывком расстегивая молнию на джинсах и, добравшись до его члена, сжал его, начиная неловко, но уверенно, доводить до оргазма.
Митчелл от неожиданности отшатнулся от поцелуя, но в следующую же секунду сам притянул Джорджа к себе за затылок, толкаясь в чужую ладонь и совершенно не замечая того, что поцелуй больше похож на укус, и Джордж застонал уже от боли, а во рту привкус крови. Впрочем, это не помешало ему только сильнее впиться в его губы, кончая с тихим вскриком, потому что оргазм накрыл его совершенно неожиданно.
Они оба тяжело дышали, осознавая произошедшее, и оба вздрогнули, когда на кухне что-то разбилось. Митчелл ухмыльнулся, совершенно по-хозяйски притягивая к себе краснеющего Джорджа и целуя его, пытаясь сделать поцелуй извиняющим, и встал, застегивая джинсы и слегка морщась.
На кухне разбилась чашка. Митчелл удивленно огляделся, понимая, что чашке просто не откуда было упасть. Он пожал плечами и вернулся к Джорджу, который растерянно смотрел на испачканный диван, телевизор и недопитый сок по очередности.
- Если хочешь, можешь идти спать, я приберусь.
Джордж метнул на него пылающий обидой взгляд и насупился. Вампир ожидал как минимум упрека в извращенности, но Джордж, не говоря ничего, ушел на второй этаж. Митчелл улыбнулся самому себе и, насвистывая веселую мелодию, быстро убрался, потому что намеревался продолжить начатое уже в спальне. Джорджу не представлялось возможности отвертеться.
Но ему помешали некоторые обстоятельства: свалившаяся на него стремянка, после чего Джордж заботливо перевязывал порез, который должен был затянуться через пару часов, и постоянно хлопающие двери – без причин. Митчелл мрачно сказал Джорджу, что разберется с этим следующим же утром.

Висящая в воздухе курица и надпись «Убирайтесь вон!» красной краской на стене.
Митчелл и не предполагал, что все окажется настолько.. удивительным. У них был не просто дом, а дом с привидением. И хотя сама Энни вряд ли могла это понимать, а Джордж просто не задумывался об этом, Митчелл ясно видел, что в смерти девушки было что-то непонятное, потому-то она и не могла спокойно идти дальше. Он слишком хорошо чувствовал людей, и парень Энни, приходивший проведать их, показался ему мерзким и подлым типом. Но говорить об этом самой Энни он не собирался, отчаянно желая, чтобы это хрупкое равновесие, установившееся в их доме, сохранялось как можно дольше. И был благодарен Энни, когда она позволяла им с Джорджем оставаться наедине, делая вид, что чем-то занята. И Митчелл догадывался, что она знает об их чувствах куда больше, чем они сами, даже несмотря на его столетний опыт или животную природу Джорджа. Смерть, тем более, смерть обычная, многому учит людей.
Но счастливым мечтам Митчелла не суждено было сбыться. Впрочем, вампир понял это только утирая кровь с лица и шеи у постели мертвой Лорен. Отведя новообращенную к Херрику, он понадеялся, что она больше не станет преследовать его, получив доступ к любым земным наслаждениям навечно. Он ошибался.
- Ты даже позволил мне пойти на ее чертовы поминки!
Голос как у девчонки. Митчелл потрогал языком зубы, по которым врезал Джордж. В нем поднялась волна ненависти, которую он с трудом подавил.
- А как ты думаешь, я выживал в течение столетия? В отличие от тебя, у меня не бывает выходных. Это я. Это то, чем я являюсь!
- Тогда зачем… мы вообще пытаемся?
Джордж мотнул головой, скривился и ушел. В этот момент Митчелл подумал, что навсегда и был мысленно готов прийти в пустой дом с привидением.
Он вставил ключ в дверь и толкнул ее; не глядя на Энни, снял пальто и переобулся. Зашел на кухню и оторопел: на столе стоял ужин. За столом сидел мрачный Джордж.
- Я думал, ты уйдешь, - честно признался Митчелл, садясь напротив и пробуя плов.
- Мне некуда, - пожал плечами Джордж. Голос все еще высокий, кулаки сжаты, он невероятно расстроен и растерян. Карточный домик, сложенный общими усилиями, рассыпался.
Энни поставила рядом с ними две чашки с чаем. Ни вампир, ни оборотень даже не посмотрели на нее и она, оскорблено и одновременно насмешливо фыркнув, вышла из кухни.
Джордж посмотрел на Митчелла, затем на стену за ним.
- Я не имею права обижаться на тебя и осуждать. Но.. черт побери, она действительно была.. близка нам. Не делай этого больше с теми, кого я знаю. Это.. причиняет боль и заставляет меня думать о том, что ситуация вышла из-под контроля.
Митчелл тяжело вздохнул.
- Я пытаюсь держаться… - он помолчал и продолжил: - Но во время секса этого делать абсолютно не хочется. Впрочем, я потом пожалел об этом. И жалею до сих пор. Не о сексе, разумеется. О том, что не удержался.
Джордж покраснел. О Боже. Митчелл не смог сдержать улыбки.
- Ты приготовил мне ужин. Я не думал, что ты умеешь готовить, - Митчелл кивнул на кастрюлю на плите.
- Если скажешь, что было вкусно, я решу, что ты подлизываешься.
- Именно это я и делаю, - Митчелл с наслаждением помычал, отправив в рот очередную вилку с пловом. Затем взглянул на оборотня и ухмыльнулся. Потому что в голове не слишком вовремя пронеслись полу-порнографические картинки.
- Завтра будет пицца, - с мрачным торжеством пригрозил Джордж и взглянул Митчеллу в глаза. – Я пойду. П-почитаю перед.. сном, - запинаясь, пробормотал он, вставая из-за стола и отходя к двери. – Приятного аппетита.
Джордж легко вбежал по лестнице наверх и заперся в ванной, пытаясь унять колотящееся сердце. Потому что в глазах вампира он разглядел то же, что было тогда, на диване. И позорно сбежал.
Он вышел из ванны, обернувшись полотенцем, только через час, надеясь, что Энни либо делает вид, что спит – так она пыталась привыкать к их «нормальности», либо читает, а Митчелл уже в комнате.
Но вампир поджидал его за дверью. Джордж не успел сказать и слова, когда тот с ленивой улыбкой стянул полотенце вниз, к его ногам и поцеловал его – с уверенностью, показывая, кто хозяин. Джордж попытался оттолкнуть обнаглевшего вампира, но после того, как он положил руки на его грудь, оказалось, что он только вжал себя в стену.
Митчелл вытащил из ослабевших пальцев Джорджа очки и сунул их в верхний карман рубашки, после чего аккуратно, но сильно взял оборотня за плечи и, не обращая внимания на вялые попытки к бегству, втащил в спальню.
Оо, спасибо Энни за то, что кровать изумительно большая. Возможно, Митчелл даже вспомнит о том, что ее надо поблагодарить, если эта шутка не покажется ему слишком жестокой, когда у него будет время на размышления. А сейчас нет времени на размышления: есть только отчаянно краснеющий Джордж, все еще пытающийся натянуть на себя хотя бы покрывало. Вампир стянул рубашку и небрежно повесил ее на спинку стула. Туда же отправились футболка и джинсы. Джордж смотрел на него с выражением панического ужаса на лице. Митчелл даже остановился перед кроватью. Настроение медленно начало падать в ноль.
- В прошлый раз мне показалось, что тебе вполне понравилось, - недоверчиво сказал он, нависая над оборотнем, которым пытался раствориться в кровати.
Ответа не последовало. Джордж смотрел на него слегка напряженно и выжидательно.
- И не надо со мной драться. В любом случае, победителем буду я, - вкрадчиво прошептал Митчелл оборотню на ухо и легко укусил его в шею.
Джордж некоторое время еще смотрел ему в глаза, после чего совершенно неожиданно довольно больно дернул за волосы, резким движением заставил Митчелла перевернуться на спину и вжал в смятое покрывало, едва сдерживая рычание.
- Твое счастье, сегодня не полнолуние.
- Именно этим я и пользуюсь, - широко улыбнулся Митчелл и похлопал оборотня по заднице. – Ты еще не понял?
Джордж кивнул и постарался больше не смотреть вниз. * До того момента, пока Митчелл не приказал ему смотреть ему в глаза и не подчиниться было невозможно.

* Just because it was ohmegod! and even better.
Mitchell pulled him nearer, kissing fiercely, but the first time it was a clash of tongues and teeth, and George blushed, when he suddenly felt, that Mitchell was rubbing against his hardness.
‘Y.. you..’
‘ What’s wrong?’ Mitchel was a bit too busy to think that George is still feeling shy.
‘ You forgot to take your panties off.’
Bitch. Mitchell bit his lower lip and growled, thinking, he didn’t quite let him talk. The next moment George gasped out a light moan and some drips of blood fell on Mitchell’s chin, while he was furiously stroking George’s cock – right till the *moment*, when he just put his hand away.
The taste of blood was not really.. awful. It was strange, it was not human, but not animal either. The werewolf was breathing hard and even tried to help himself, but Mitchell caught his both hands and pinned George to the bed, grinning, desperately trying not to end everything too quickly.
‘I’m.. gon..’
‘No, you don’t.’
George looked shocked, when the vampire took a spring out of nowhere and made a tight knot under the head of his head.
‘I did not forget anything,’ Mitchell smiled and took the boxers off. ‘I just waited for the moment, you know.’
George kept on squirming and muttering something really.. dirty, whoa, he should not even know such words! Mitchell took his face in palms and kissed him, silencing.
‘Hey,’ he said and showed George a tube. ‘How do you like it? It says..’ he pretended he read, though he couldn’t make out a letter. ‘W-i-t-h h-e-r-b-a-l…’
George wriggled under him and Mitchell smiled wryly, producing some lube onto his fingers. George reacted to the probing perfectly, Mitchell couldn’t even dream of anything else. The moans the werewolf produced send impulses straight in his cock.
Mitchell pressed his head to the George’s hole. He pushed inside the werewolf's tight entrance slowly allowing him to adjust. He let George put the legs on his shoulders. The werewolf bit his own hand to muffle the moans and the blood drove Mitchell a bit more crazy than he already was. George squirmed. It hurt. Mitchell was bigger than he thought and this was taking too long. But once Mitchell was inside him, he pushed upper, driving the vampire into him. Mitchell groaned from the feeling of sudden tightness.
When Mitchell was sure he hit the fire spot surely, hу began rhythmically moving in and out of the werewolf’s body. He carefully undid the knot and that made George shriek. The vampire smiled madly and held George up with one hand and pumped his weeping cock with the other.
It really ended too quickly. But George could not complain, ‘cause he was able to think straight only five minutes later, when he understood where he was and what had just happened.
‘Huh. It was..’
‘Perfect?’ Mitchell smiled lazily. ‘You were sooo loud.’
George blushed.
‘It was.. cool’, he said coldly.
‘Hey, that’s not the word I deserve!’ the vampire sounded insulted.
George chuckled.
‘I’m sure, you can improve the next time’.
Mitchell cleared himself with his T-shirt and raised an eyebrow.
‘Am I hearing what I am hearing? There will be next time?’ he leaned in and made George cough nervously.
‘Not now obviously, you pervert!’ hissed the werewolf. ‘ We’ve got work early!’
‘As you wish', Mitchell sighed and lied on the pillows.
‘Good night’, George kissed him lightly on the forehead.
‘Whoa, like a corpse’, whispered Mitchell sleepy.
‘You idiot. Like a kid’, George sounded embarrassed.
‘Yeah, whatever. Just sleep or be quiet.’


- Ребята, в следующий раз орите потише, - мрачно сказала Энни, провожая их с утра на работу. – Я не могла уснуть.
Джордж не хотел думать, что она все видела, поэтому просочился за дверь первым, оставив Митчелла разбираться с раздраженной девушкой.
- Ты же привидение, разве ты спишь? – вырвалось прежде, чем Митчелл смог отфильтровать фразу.
Энни многозначительно покосилась на чашки в своих руках.
- Вас я, конечно, касаться не могу, но..
Вампир сглотнул, кивнул и, нервно улыбнувшись, поспешил за оборотнем.

@темы: fun_fic, Being Human

URL
Комментарии
2010-01-28 в 19:44 

Во-первых, очень красивый коллаж. Особенно Джордж умиляет.:)
Во-вторых, жаль, что вся энца на иностранном языке.:( Но я всё равно её прочитала и даже кое-что поняла!

Ну, а теперь по существу:
Мне понравились узнаваемые сериальные моменты. Они создавали ощущение, что смотрю очередной эпизод Being Human. И Джордж с этими его:
Потом он долго извинялся и краснел
отскакивал от прикосновений, путался и заикался, стоило только пошутить с намеком. А еще очень забавно повышал голос и звучал совсем как девчонка.
ну, очень похожим получился. Вот, за это я его и люблю. :) Такого смущающегося и слегка нелепого.
Митчелл - соблазнитель хренов. :) Дожал таки мальчика! :lol: Люблю решительных людей. Хм, вампиров.
Про обрезание классная фишка придумалась. :-D
И Энни! Конечно, как же без Энни. :) Думаю, это был не первый и последний случай вуайлеризма в её нежизни. :lol:
Вывод: данный пейринг имеет место быть!
Спасибо. Читала с удовольствием. После прочтения осталось очень приятное чувство. :)

   

OMFGWTF

главная